?

Log in

Вчера одна моя знакомая, коллега по литературной газете написала в комментарие к рассказу "Наблюдения говорящего холодильника", что чем-то это персонаж ей напомнил Раневскую. Наверное, его речь. Это, безусловно, комплимент. Но для стопроцентного сходства не хватает фразочек, что называется, покрепче. Уж Мороз Иванович, будь он Раневской, выругивался бы часто и отборно. Но куда нам до великих! Стоит себе "старческий агрегат", гудит помаленьку, и то ладно. О чем я? здесь можно с ним познакомиться:  http://kniga-iz-gazety.ru/nablyudeniya-govoryashhego-xolodilnika-istoriya-2/
Не прощаюсь))))))))))
Для начала вот сам рассказ: http://nzhil.ru/perezhitye-stranicy/
А вот рецензия на него популярного автора глянцевых журналов Лены Лосевой:

"Оформить конкурсную работу в художественной форме – отличная идея! Рассказ выделился на общем фоне. Плюс написано весьма неплохо. Да что там, хорошо) И важно, что не теряется главное: мы узнали не только о Татьяне, но и о журнале. Подчеркнута его значимость для женщины-читателя в целом, отмечена практичность рубрик. Плюс трепетное отношение к бумажным экземплярам и то, что главный редактор – «почти подруга»… трогательно!"

 (Источник - "Школа авторов глянца", это здесь
http://nzhil.ru/itogi-konkursa-moj-lyubimyj-zhurnal/ )

Спасибо Лене за рецензию! Очень приятно!

Рассказ "Ночная гостья"

Ночная гостья
- Ладно тебе, вытри слезы, ведь никогда не знаешь, что из них нальется – океан или болото! – Промолвил чей-то тихий голос за окном.
Оля оцепенела. Она всматривалась за стекло, но кроме своего опухшего отражения ничего разглядеть не могла. Пришлось погасить свет.
- Впустишь меня?
Оля с недоверием озиралась по сторонам: не воображение ли ее разыгралось. Но окно притворила.
Свет проник в комнату, просочился. Оля увидела ее. Звезду. Странную, необычную. В форме небольшого шара с хвостом-шлейфом.
- От твоих слез бесконечных даже мы, звезды, с неба падаем!
- Так Вы – Звезда? Настоящая? Из Космоса? – Оля и сама не знала, к чему все это спрашивает. Она словно заговаривала свой страх, ведь в молчании начинали трястись коленки и зубы отбивали чечетку.
Гостья словно уловила эту хитрость. В комнате воцарилась жуткая тишина.
- Это из-за него твои сегодняшние водопады? – вдруг прервала молчание Звезда, задержавшись возле фотографии молодого человека.
Оля не могла поверить, что той все известно.
- Не сердись! Пришлось весь день за тобой понаблюдать, - гостья, словно читала ее мысли. – Ты так много наплакала, что чуть не испортила всю нашу Слезную карту.
- Слезную карту?
- Ну да. Видишь ли, моя дорогая, слезы – это та же энергия, что и гнев, ненависть, радость или смех. Вы - выплескиваете, мы – поглощаем. Так происходит взаимообмен. Вы нам – источник нашей жизни, мы вам – ваши мечты и веру в их исполнение.
Олино любопытство взяло верх над страхом.
- Так если я много плачу, разве Вам от этого не лучше?
- Слезы, когда их чересчур много, как вода – для нас пусты. Их должно быть в меру. А ты почти перевыполнила норму лет на 20 вперед. Так что, милая, надо с этим что-то делать! – И гостья скупо рассмеялась.
Только теперь Оля уловила холодок, идущий от Звезды, неприятный, обволакивающий, не отпускающий от себя ни на шаг.
- Что же мне теперь делать?
Тут Звезда положила на столик серебряную коробочку.
- Мой тебе подарок. Скоро ты забудешь, что такое слезы, - и гостья улыбнулась.
Еще секунда, и в комнате не осталось и следа от ее холодного сияния.
Оля открыла упаковку и увидела солнечные очки, с виду самые обычные, только стекла в них были какие-то особенные. «Завтра подумаю над всем этим», - решила она, засыпая.
Когда наутро Оля вбегала в библиотеку, где работала, она понимала, что ей устроят разгон за опоздание.
- Зубова, выговор тебе! – Почти заорал начальник. – Как можно вечно быть такой неорганизованной бестолочью!
В какой другой день Оля бы тут же разрыдалась, на глазах у коллег.
- Вы разве не знаете, уважаемый, что дисциплина – это еще и должное обращение к сотрудникам! – выпалила Оля, зло и резко. В зале зашушукались.
Такого выпада от сотрудницы начальник не ожидал. Он скривился и поспешил уйти.
В тот момент Оля решила с волшебными очками не расставаться.
Дни побежали за днями, безудержно и скоротечно. Каждый вечер Оля подолгу с замиранием сердца смотрела на небо, вглядывалась в его темноту, словно ожидая  чего-то. Или кого-то. Но гостья так и не появлялась. А Оля продолжала смотреть на звезды и мысленно благодарила за щедрый подарок.
Она и в самом деле забыла, что такое слезы.
Олин жених больше не звонил и не появлялся, с тех пор, как однажды, вместо родного голоса, ему в трубку донеслись холодные и равнодушные фразы, что ей, мол, все равно, где он и что он. Оля вдруг осознала, что ей и правда – все равно.
Как оказалось, до много теперь ей не было дела. Она больше не восхищалась красотой природы, детский смех только раздражал, а новые книги не волновали. Ни трепета, ни искры, ни взмаха ресниц, ни полета бабочек в животе. Будто со способностью плакать от нее ушли все человеческие слабости, ушла чувствительность, позволявшая тонко оценивать мир вокруг. Только тоска, нескончаемая, непрерывная, угнетающая. И  одиночество, пустое, оглядывающееся.
Оля ждала. Ждала Ее прихода. Но гостья так и не появилась. Как мошенница, укравшая нечто дорогое.
Однажды, вернувшись после работы, Оля открывала входную дверь. Руки ее, замерзшие из-за колкого зимнего ветра, не слушались, ключ не давался. Вдруг под ногами кто-то проскочил, и Оля услышала жалобное «мяу». Продрогшее голодное существо жалось к ногам.
- Пошел прочь, блохастый! – и нога Оли отчетливым пируэтом с силой оттолкнула животное. Тот кубарем покатился с лестницы.
Растирая озябшие пальцы, она прошла в ванную и открыла кран. Взгляд вдруг задержался на собственном отражении. Пораженная, Оля уставилась в зеркало. Лицо изможденной женщины, уставшее, постаревшее, с красными злыми глазами смотрело на нее. Ее лицо.
В ужасе Оля схватила подарок и со всей силы кинула его. Хрустальный звон бьющихся очков заполнил комнату, и девушка была почти уверена, что слышала в эту секунду чей-то холодный смех.
На ночное небо Оля с тех пор больше не смотрела.    

©Татьяна Уварова, октябрь 2014, Первоуральск.
Это про дружбу. Пусть и детскую. Говорят, что дети злы и жестоки. Может, они просто - наше отражение?
http://samsud.ru/archive-konkurs/tvorchesky-konkurs-moe-bogatstvo/monetka.html
http://samsud.ru/konkurs/tvorchesky-konkurs-internet-ili-zhizn/internet-sobaka-tochka-ru.html
Так я в художественной форме порассуждала про интернет и детей, сидящих за компом))))
Говорят, вечно можно смотреть на огонь, на воду и на работающего человека. Я же в сегодняшнем моем декретном состоянии с упоением смотрю только на три вещи: на спящего годовалого сына, на спящего сына 4-х лет и на спящих мужа и старшего сына. Это какое-то особое наслаждение, вымотавшись и перелопатив кучу дел, мыслей, решений и задач, вдруг очутиться в таком вакууме. Время останавливается. Не мешает даже позабытый телик, все еще орущий свои бездарные карикатурные типа-мультики.
Смотрю, как малыш во сне раскинул ручонки, насасывает язычок, временами улыбается. И только мысль, что теперь я одна, наедине с собой, каким-то образом прогоняет усталость, расслабляет, перезагружает. Но при условии, что я четко понимаю, что через каких-то часа 1-2-3 все вернется, суета вновь закрутит меня в своей центрифуге. И только так)))  

мой рейтинг плачет...

Сегодня выясняю вдруг, что, оказывается, мой рейтинг в ЖЖ - 1428333. Вот так! Ха-ха)) Теперь ясно: чтобы попасть в полуторамиллионный топ, достаточно лишь трех сомнительных записюлек за три года.
Мой лучший друг-компьютер утверждает, что это все-таки лучше, чем ежедневный "себевынос мозга с запечатлением полученного эффекта в блог". Вечная погоня формы за содержанием. Хотя...для кого как)))
 У меня жили собака и попугай, но мне было как-то не до них. Не то, чтобы я не любила животных, как раз наоборот. Просто время для них в моем сердце было не подходящим. Так сложилось, что заботы о недавно родившемся сыне вытеснили заботы о моих братьях меньших. И даже больше, заботы о них, о попугае Кузе и о собачке Златозаре, стали меня тяготить. То ли в шутку, то ли всерьез, но часто стали вырываться фразы типа: "пойди погуляй со Златом и случайно потеряй его " или "попугай, не кричи громко, а то в супе сварю!".
Надо уточнить, что любовь моя к Златозару всегда осквернялась весьма непристойным с его стороны поведением. Собачка добрая, ласковая, но к туалету достойно приучиться так и не смогла, как с этим кобелем ни бились. И натыкаться на ночные "сюрпризы", сонно пересекая комнату по пути в ванную, было ой как неприятно....до сих пор помню ощущение сырой ступни... Любовь и ненависть к Златику обитали во мне где-то на грани, то и дело уступая друг другу место
С Кузей было по-другому. Количество его экскрементов никак не влияло на мое к нему хорошее отношение. Вот только был он слишком горластый, корелла все-таки. Но его вздорные крики меня ничуть не раздражали, даже наоборот, где-то в глубине души теплилась надежда научить его говорить по-человечьи. Иногда он будил спящего сына, и тогда во мне все вскипало и поток словесной брани так и рвался наружу.
И все бы ничего, но только в декабре потерялся Златик. Убежал в проулок и не вернулся, или кто-то его не вернул. И стало вдруг чего-то не хватать. Наверно, тех грустных глаз, из коридора ищущих мои глаза и словно говорящих: "я все равно буду любить тебя, хозяйка". И я лишь тихо надеюсь, что чьи-то добрые руки приютили мою собачку, приласкали.
А вчера не стало  Кузьки. Я не сразу заметила, что никто не порхает над нашими головами, пытаясь на одну из них сесть. Искали Кузьку недолго, какое-то непонятное чувство подсказало мне, что тишина эта недобрая. Кузьку убило током, когда он пытался перегрызть клювом провод над шкафом....
Я всегда знала, что мысли материальны, поэтому теперь мне грустней вдвойне.
 

полуночница

опять поздно.... каждый раз ругаю себя, за то, что засиживаюсь, обещаю назавтра лечь рано, чтобы бодренько проснуться с первым плачем сына. третий час, не высплюсь и не объясню 9-тимесячному младенцу, что мама его еще спит. не поймет и настойчиво потребует есть. И почему в сутках не 28 часов?...